olga_l

Знойная женщина, мечта поэта

Один из самых любимых моментов в «12 стульев» — когда мадам Грицацуева приехала в Москву, чтобы найти и вернуть сбежавшего от нее мужа, Остапа Бендера. Она случайно столкнулась с ним в издательстве, куда пришла узнать о его местонахождении, он снова скрылся от нее. А она долго бегала за ним по коридорам, пока не попала в ловушку — кто-то закрыл дверь, через которую она вошла в одну из комнат в поисках Остапа. 

«...Был тихий час, когда утро еще молодо и чисто. В этот час Грицацуева услышала шаги в коридоре. Вдова живо поднялась и прилипла к стеклу. В конце коридора сверкнул голубой жилет. Малиновые башмаки были запорошены штукатуркой. Ветреный сын турецко-подданного, стряхивая с пиджака пылинку, приближался к стеклянной двери.   

— Суслик! — позвала вдова. — Су-у-услик!   

Она дышала на стекло с невыразимой нежностью. Стекло затуманилось, пошло радужными пятнами. В тумане и радугах сияли голубые и малиновые призраки.   

Остап не услышал кукования вдовы. Он почесывал спину и озабоченно крутил головой. Еще секунда, и он пропал бы за поворотом.   

Со стоном "товарищ Бендер" бедная супруга забарабанила по стеклу. Великий комбинатор обернулся.   

— А, — сказал он, видя, что отделен от вдовы закрытой дверью, — вы тоже здесь?   

— Здесь, здесь, — твердила вдова радостно.   

— Обними же меня, моя радость, мы так долго не виделись, — пригласил технический директор.   

Вдова засуетилась. Она подскакивала за дверью, как чижик в клетке. Притихшие за ночь юбки снова загремели. Остап раскрыл объятия.   

— Что же ты не идешь, моя гвинейская курочка. Твой тихоокеанский петушок так устал на заседании Малого Совнаркома.   

Вдова была лишена фантазии.   

— Суслик, — сказала она в пятый раз. — Откройте мне дверь, товарищ Бендер.  

— Тише, девушка! Женщину украшает скромность. К чему эти прыжки?   

Вдова мучилась.   

— Ну, чего вы терзаетесь? — спрашивал Остап. — Что вам мешает жить?

 — Сам уехал, а сам спрашивает!   И вдова заплакала.   

— Утрите ваши глазки, гражданка. Каждая ваша слезинка — это молекула в космосе.   

— А я ждала, ждала, торговлю закрыла. За вами поехала, товарищ Бендер...  

— Ну, и как вам теперь живется на лестнице? Не дует?   

Вдова стала медленно закипать, как большой монастырский самовар.  

 — Изменщик! — выговорила она, вздрогнув.   

У Остапа было еще немного свободного времени. Он защелкал пальцами и, ритмично покачиваясь, тихо пропел:   

— Частица черта в нас заключена подчас! И сила женских чар родит в груди пожар!..   

— Чтоб тебе лопнуть! — пожелала вдова по окончании танца. — Браслет украл, мужнин подарок. А стуло зачем забрал?!   

— Вы, кажется, переходите на личности? — заметил Остап холодно.   

— Украл, украл! — твердила вдова.   

— Вот что, девушка, зарубите на своем носике, что Остап Бендер никогда ничего не крал.   

— А ситечко кто взял?   

— Ах, ситечко! Из вашего неликвидного фонда? И это вы считаете кражей? В таком случае наши взгляды на жизнь диаметрально противоположны.  

 — Унес, — куковала вдова.   

— Значит, если молодой, здоровый человек позаимствовал у провинциальной бабушки ненужную ей, по слабости здоровья, кухонную принадлежность, то, значит, он вор? Так вас прикажете понимать?   

— Вор, вор.   

— В таком случае нам придется расстаться. Я согласен на развод.   

Вдова кинулась на дверь. Стекла задрожали. Остап понял, что пора уходить.  

— Обниматься некогда, — сказал он, — прощай, любимая! Мы разошлись, как в море корабли.   

— Каррраул! — завопила вдова.   

Но Остап уже был в конце коридора. Он встал на подоконник, тяжело спрыгнул на влажную после ночного дождя землю и скрылся в блистающих физкультурных садах.   

На крики вдовы набрел проснувшийся сторож. Он выпустил узницу, пригрозив штрафом.» 


Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened